Архив метки: наркозависимость

Православная церковь об отношении к программе «12 шагов»

Остались ли в прошлом горячие споры относительно программы «12 шагов», групп «Анонимные Наркоманы» (АН), Миннесотской модели реабилитации? Насколько целесообразно использование программы «12 шагов» церковными организациями, в какой степени возможно ее сближение с православной традицией, можно ли выстроить конструктивное взаимодействие приходов с группами АН, существует ли запрос на такое взаимодействие?

Споры по данным вопросам, начавшиеся в 90-х годах прошлого столетия, стали менее яростными не потому, что основными оппонентами были найдены удовлетворившие всех ответы.

Просто во время перехода антинаркотической деятельности Церкви с этапа отдельных инициатив на общецерковный уровень было признано за лучшее отложить рассмотрение этой проблематики на будущее. Такой стратегии с момента своего основания придерживался Координационный центр по противодействию наркомании Синодального отдела по благотворительности.

В задачи Центра входит координация на общецерковном уровне антинаркотической деятельности церковных организаций, сбор и анализ информации, разработка методических и концептуальных документов по реабилитационной деятельности Церкви, проведение обучающих семинаров, организация конференций, координация взаимодействия церковных реабилитационных структур с государственными и общественными организациями. Полнота возложенных на Синодальный отдел обязанностей и полномочий позволяла Координационному центру «заморозить» тему, которой если и касались на мероприятиях общецерковного уровня, то делали это дозированно и крайне аккуратно.

Пришло время обсуждения вопроса об отношении к программе «12 шагов» во всей полноте. Почему не раньше, а именно сейчас? Потому что становление собственной опирающейся на антропологию и аскетические традиции православия методики церковной реабилитации наркозависимых становится реальностью и в качественном, и в количественном отношении. Потому что стоит задача объединить все находящиеся в России под эгидой Церкви реабилитационные структуры в единую сеть помощи наркозависимым, что требует качественно нового уровня единомыслия по основным вопросам работы с наркозависимыми, в том числе по реабилитационным методикам.

Чтобы изначально снизить градус предстоящей полемики, не дать возобладать эмоциям над разумом, следует сказать, что целью инициируемых обсуждений является не нападение на программу «12 шагов» и не изгнание ее приверженцев из церковной ограды, а защита собственной методики, все еще находящейся на начальной стадии своего развития. Предшествующее время показало, что слова служителей Церкви: «Мы намерены на своей территории развивать в качестве приоритетной свою собственную методику реабилитации», — воспринимаются адептами программы «12 шагов» как объявление православными гонений на них. Почти всегда конструктивный разговор предваряют обида и агрессия, и спокойного обсуждения не получается. Возникает недоумение: неужели приверженцы американской по происхождению программы убеждены в своем праве доминировать в вопросах реабилитации и на церковной территории, а развитие церковной методики реабилитации воспринимают как угрозу?

Приступая к обсуждению темы, разобьём ее на два блока:

  1. Почему нас не удовлетворяет программа «12 шагов»и почему мы видим ее несовместимость с православной традицией;
  2. Каким требованиям должны удовлетворять православные группы поддержки наркозависимых, альтернативные группам «Анонимных Наркоманов».

Программа «12 шагов»(далее — Программа) действительно является эффективным инструментом в реабилитации алко- и наркозависимых, с этим согласились непредвзятые наблюдатели во всем мире (понятно, что различные группы более или менее успешно применяют ее). Данная программа родилась в религиозной протестантской среде, имела христианское вдохновение, но, предоставляя возможность участия в группах далеким от веры страждущим, в том числе имеющим предубеждения против религиозной жизни, говорила о Христе прикровенно. Цель создателей заключалась в выведении зависимых от психоактивных веществ (алкоголя) в устойчивую ремиссию, а не в приведении последователей к Христу. Когда основатели Программы вместо конкретного Бога стали говорить о некой Высшей силе, помощь которой необходима для преодоления зависимости, они полагали, что по мере участия в Программе адепты все равно рано или поздно увидят в Высшей силе Христа и Программа будет не только решать проблему зависимости, но станет этапом на пути приближения к Спасителю. В реальности Программа, оставаясь духовно ориентированной, в целом далеко ушла от Христа. На родине программы «12 шагов» – в Соединенных Штатах Америки – реабилитационные сообщества, ее практикующие, лишаются финансовой поддержки государственных фондов, если признают Христа Высшей силой.

В России некоторая часть алко- и наркозависимых людей, достигших трезвости с помощью данного инструмента, вместе с посещением групп также воцерковлялась с большим или меньшим успехом. Есть чада Церкви, в том числе некоторые священники, которые, не сумев преодолеть свою зависимость с помощью церковных Таинств и аскезы, добились искомого успеха, получив дополнительную поддержку в занятиях по программе «12 шагов». Участие в группах АН и работа по Программе не оторвали большинство из них от церковной жизни. Надо признать, что были и отошедшие: по большей части те люди, кто первоначально прибился к Церкви единственно с целью освободиться от зависимости, а также сделавшие неверный вывод о бессилии Церкви, поскольку конкретно они не смогли получить свободы от пагубной страсти в рамках православной традиции. Сразу следует заметить, что частный опыт их победы над зависимостью, если судить об этом непредвзято, характеризует не реабилитационный потенциал Церкви и программы «12 шагов», а личную историю выздоровления этих людей.

Последователи программы «12 шагов» впадают в крайность, когда утверждают, что только данная Программа является эффективным инструментом поддержки и реабилитации зависимых людей, что в мире и у Церкви нет столь же эффективных средств в деле реабилитации. Невозможно с этим согласиться. Просто потому, что в настоящее время немало реабилитационных методик, не связанных с 12-шаговой программой, показывают хорошие результаты. Программа «12 шагов» и включающая ее Миннесотская модель реабилитации доминируют в Соединенных Штатах, но в Европе не меньшее распространение имеют центры, работающие по методике Терапевтического Сообщества. Эти европейские центры показывают столь же успешные результаты помощи наркозависимым. Также и у Русской Православной Церкви есть собственный успешный опыт реабилитации наркозависимых на основе органично присущих ей инструментов работы с людьми.

Ссылаясь на прикладной, а не вероучительный характер программы»12 шагов», ее адепты утверждают, что изначально стоящее за ней мировоззрение, хотя и не конгениальное православному церковному, но все же христианское, не является существенным препятствием к воцерковлению человека. Более того, многие из них настаивают, что программа «12 шагов» при незначительной коррекции становится самой что ни на есть церковной программой, что нет нужды изобретать что-то иное, а следует именно ее адаптировать и использовать в православных центрах, опекать и брать на свой баланс группы Анонимных Наркоманов. Можно согласиться с тем, что программу «12 шагов» удается несколько адаптировать к православию (что и делают некоторые ее приверженцы из членов Церкви), но сделать ее в полном смысле церковной невозможно. Рожденная в лоне протестантской традиции, она в основаниях своих этой традиции соответствует, не может изменить своей изначальной природе. Постараемся это пояснить.

Прежде всего, сразу будем говорить о лучшем с церковной точки зрения варианте, когда упоминаемой в 3-м шаге Высшей силой, помогающей преодолеть зависимость, является Бог Святая Троица, либо второе лицо Святой Троицы ­– Спаситель мира Иисус Христос. В случае произвольной и неопределенной высшей силы все становится на порядок хуже. Православные традиционно очень тщательно следят за размежеванием с католицизмом и протестантизмом, прекрасно понимая, что, веруя в одного и того же Бога, мы остаемся в мире различными сообществами: по-разному относимся к Священному Преданию, привержены различным аскетическим традициям, у нас несовместимые практики богослужения и характер богопочитания. Даже миссию в мире предпочитаем вести раздельно. Поэтому утверждение, что Высшей силой, согласно 3-му шагу, является почитаемый православной Церковью Бог, делает программу «12 шагов» несколько более приемлемой, но отнюдь ни в коей мере не делает ее православной.

Рожденная в протестантизме, программа «12 шагов» во всей полноте протестантскою и осталась. «Мы приняли решение препоручить нашу волю и наши жизни заботе Бога, как мы его понимали». Отметим снова, пусть Бог – это Христос, что наиболее приемлемо. Возможна также редакция не «как мы Его понимали», а «насколько мы Его понимали». Суть не меняется. Здесь свидетельствуется отрицание Священного Предания, свойственное всему протестантизму. Каждая протестантская группа рождает и придерживается какое-то время своего собственного понимания Священного Писания и вещей божественных, пока от нее в свою очередь не отойдет очередная группа с собственным обновленным богословием. Более того, группы АН возвели данный принцип в квадрат, поскольку со своим собственным богословием (в худшем случае — богом) позволено жить каждому члену группы. Православие же неотступно держится того понимания Бога и всего священного, которое заповедует Святая Церковь, которое исповедовали и защищали Святые Отцы Церкви.

Еще раз о «понимании» с другой стороны. Православие не стремится достичь недостижимой в этом веке меры знания непостижимого Бога, обещанной будущему веку: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3). Православный священник в литургийной молитве обращается на Ты к Богу: «Ты бо еси Бог неизреченен, недоведом, невидим, непостижим …», и это исповедуемое незнание Бога ни в коей мере не препятствует предстоянию пред Ним и служению Ему. Православные находятся на службе живому Богу Авраама, Исаака и Иакова, Богу Отцов, как поется в первом тропаре покаянного канона святого Андрея Критского: «Помощник и покровитель, бысть мне во спасение, сей мой Бог и прославлю Его, Бог отца моего, и вознесу Его, славно бопрославися». Любовь предшествует пониманию, и православные служат конкретной личности – распятому за нас Иисусу Христу, которого полюбили. Достоевский пишет к Фонвизиной: «Если б кто доказал мне, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели со истиной». Возможное для человека понимание «плетется в хвосте», последует, а не предшествует выбору, как в «религии профессоров» – протестантизме. Большинство из того, что протестанты не понимают, они просто отбросили за ненадобностью. И программа «12 шагов» вполне соответствует этой традиции.

В православии и богословие, и неразрывно связанная с ним аскетика (практика жизни) исходят от Бога и нисходят к человеку. Подвижники учат, что само стремление спастись должно опираться не на наши желание и произволение, а на волю Бога, «который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:4). Подвизаясь о спасении, православные исполняют волю Божию о себе: в воле Божией, а не в своей собственной, источник их делания. Все шаги Программы начинаются с «мы», исходят от человека, что в корне противоречит православной традиции. В программе «12 шагов», как в целом в протестантизме, слишком много человеческого.

В достаточно известной книге последователя и апологета программы «12 шагов»встречается такое вероучительное положение: «Парадоксальным образом… стали расцветать духовные принципы Анонимных Сообществ, где мерой всех вещей, опорой выздоровления и надеждой был назван вовсе не человек, а Бог, Каким каждый из нас понимает Его». Мерой всех вещей, согласно православному вероучению, является Господь Иисус Христос, воплотившийся Сын Божий, совершенно конкретный исторический персонаж, родившийся от Девы Богородицы в Вифлееме немногим более 2 тысяч лет назад. Совсем не некий Бог, тем более не понимание некоего Бога каждым из нас, не наши фантазии о некоем Боге, в том числе не мысли об Иисусе Христе, а Он Сам. Может ли претендовать на статус меры всех вещей «богословие», сложившееся в сознании некоторого прекратившего наркотизацию человека? Согласно православному учению, мировоззрение никакого человека мерой всех вещей быть не может.

Все-таки предыдущий пример — это частный случай отношения и понимания программы «12 шагов» одним из ее последователей, а не сама Программа. Но обратим внимание на 4-й шаг: «Мы глубоко и бесстрашно исследовали себя с нравственной точки зрения». О какой нравственности идет речь? Общечеловеческой? Но таковая существует только в речах политиков. Нет даже общехристианской нравственности: например, для православных недопустимы однополые браки, а значительная часть протестантских групп их уже давно практикует. Так что, если даже высшей силой в Программе признается Иисус Христос, нравственным мерилом для себя является сам наркозависимый, его личное понимание добра и зла, как-то увязанное с его личным пониманием Бога. Когда нравственные лекала, по которым человек судит себя, он сам же для себя по сути и определяет, о каких глубине и бесстрашии можно говорить? Бесстрашии услышать нравственное суждение группы АН? В нашей стране в период доминирования коммунистической идеологии утверждалось, что «партия — ум, честь и совесть нашей эпохи». Какие деяния можно оправдать, когда некоторая группа людей (партия) определяет, что есть честь и совесть, свидетельствует история России прошлого столетия. Но что говорит апостол Павел? «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. Ибо хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь» (1 Кор. 4:3-4). Только Господь и Его заповеди, хранимые неповреждёнными Святым Преданием, определяют для православных критерии нравственности, но никак не групповое или индивидуальное сознание. Последнее в значительной мере свойственно протестантизму: для подтверждения можно опять же вспомнить отношение к однополым бракам.

Как управляются общины православной Церкви и как управляются группы Анонимных Наркоманов? В православии власть управления, равно как власть учения и священнодействия, исходит от Бога, является теократической и сакральной по своему характеру. Во вверенных им епархиях епископы обладают полнотой исполнительной, законодательной и судебной власти, все происходит по их благословению. Полноту власти епископы получили по непрерывному преемству от апостолов, которым власть была дана непосредственно Иисусом Христом. В управлении каноническими подразделениями епархии епископы частично делегируют свою власть клирикам и другим служителям Церкви. Но «пресвитеры и диаконы, без воли епископа, ничего да не совершают» (Ап. 30). Все решения приходских общин вступают в силу только после утверждения их епископом. Власть же в группах АН принадлежит самой группе и только ей. Согласно 12-ти традициям, группы АН являются полностью автономными, никому не подчиняются, максимумом допустимой зависимости является координация своей деятельности в некоторых вопросах с другими группами АН.  В группе выделяются лидеры и группой определяются ответственные за некоторые организационные вопросы, но, согласно 2-й традиции, «наши лидеры – это люди, которым мы доверяем и наши добрые друзья, они нами не управляют». Не единичны случаи, когда лидер, обычно инициатор создания группы АН, узурпирует власть в группе, но искажения оставим без внимания, группы эти уклонения в целом преодолевают. Так что, согласно традициям, в управлении группами наблюдается устойчивое балансирование между анархией и демократией. Можно согласиться с тем, что со своим подходом к власти и управлению самоорганизующиеся на основании 12-ти традиций группы как-то соответствуют некоторым течениям протестантизма, но с православием они никоим образом не сочетаются. Нельзя выдавать деятельность групп Анонимных Наркоманов на территории прихода за антинаркотическую деятельность приходской общины, чем нередко грешат настоятели, приписывая себе чужие труды и заслуги. Необходимо сознавать, что группа Анонимных Наркоманов на приходе в прямом смысле является инородным телом.

Трезвость сама по себе не имеет особой ценности: важно, что человек делает, чему служит, будучи трезвым. Но в группах Анонимных Наркоманов мы сталкиваемся с культом трезвости. Трезвость отмечается особыми знаками, высчитывается, трезвость празднуется. В православии не отдаются подобные почести посту, который также является аскетическим инструментом к стяжанию добродетелей. Православные не носят и не хранят никаких значков, указывающих на количество исполненных ими постов, не выставляют на вид строгость своих постных подвигов, напротив, исполняя заповедь, историю и степень своего воздержания хранят в тайне. В целом, не в традиции православия говорить о своих молитвенных достижениях и добрых делах, распространяться о своей аскезе, описывать свою духовную биографию – все это чуждо духу православия. Протестанты, как и порожденное ими движение анонимных, придерживаются противоположной традиции.

Неприемлемым для православной антропологии и аскетической традиции является то, как участники группы перед началом каждого своего выступления представляют себя, например: «Здравствуйте, я Николай, и я наркоман». Это прямое нарушение заповеди «не судить». Авва Дорофей в шестом поучении пишет: «Осуждать — значит сказать: такой-то лгун, гневлив, блудник. Вот сей осудил самое расположение души его, произнёс приговор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого — а это тяжкий грех». Наркомания, согласно разуму Церкви, и грех, и болезнь. Отождествив себя с грехом и болезнью, произнося приговор всей своей жизни, созданная по образу Божию личность совершает судьбоносную ошибку. «То, чтоявляетсядлянассамымдорогим в человеке, то, чтоделаетего «имсамим» — неопределимо, потомучто в егоприроденетничеготакого, чтоотносилосьбысобственно к личности, всегдаединственной, несравнимой и «бесподобной». Человек, определяемыйсвоейприродой, действующей в силусвоихприродныхсвойств, в силусвоего «характера» — наименее «личен»» (В. Лосский. «Очерк мистического богословия»).Утверждая, свидетельствуя о себе:«Я наркоман»,человек определяет себя уже не чертами характера, а болезнью: «Здравствуйте, я болезнь». В православной традиции подобное звучит дико, и мы никогда и ни перед кем не представляемся: «Здравствуйте, я блудник», или «Я жмот», «Я хвастун». Между тем, в Программе эта практика приговора самому себе имеет огромное значение, она органично привязана и к культу трезвости, и к культу самого сообщества. Наличие этого последнего культа у некоторой части сообщества Анонимных Наркоманов предсказуемо вызовет возражение с их стороны.

Но замечено, что принадлежность к группе анонимных зачастую становится предметом личной и коллективной гордости. Врачуется во время воцерковления этот «побочный эффект» с большим трудом, поскольку не только на обычных прихожан, но и на священников члены сообщества смотрят несколько снисходительно- как на людей, не умеющих «проработать» свои проблемы. Они настроены не столько учиться в Церкви, сколько учить. Высказывают также пожелания обогатить, восполнить практику церковной жизни элементами Программы. Достаточно распространённым среди Анонимных Наркоманов является убеждение, что без участия в группах освободиться от зависимости и устоять в трезвости почти невозможно. Неправильно понятое утверждение Священного Писания: «Сам искушен быв, может и искушаемым помощи» (Евр.2, 18) привело значительную часть членов сообщества к мысли, что помощь выздоравливающего наркозависимого другому страждущему имеет особую несравненную ценность и силу. Впоследствии из этих рассуждений родилось убеждение, что только бывшие наркоманы могут по настоящему понять другого наркомана, и им дано некое недоступное для иных сокровенное знание проблемы. Иными словами, впадение в грех открывает дверь к сокровенному знанию, сокровенной мудрости для посвященных. Нетрудно видеть, что данное учение является гносеологией от Сатаны: именно эту лесть змей нашептывал Еве, побуждая вкусить от древа познания Добра и Зла. «Сам искушен быв, может и искушаемым помощи» относится к подвижникам, которые преодолели искушения от плоти, мира и Диавола, устояли от падения в грех, всецело освоили науку побеждать в духовных бранях. Такой подвижник может более помочь, нежели мучительно выбирающийся из-под власти зависимости собрат по несчастию. Совершенно аналогично учиться, как строить семейную жизнь, надо не у того, кто восемь раз был женат, а у того, кто сохранил верность своей единственной супруге несмотря на все испытания и искушения жизни.

Резюмируя все сказанное, можно сделать вывод, что программа «12 шагов» не срастается и не может срастись с православной традицией. Допуская участие своих страдающих от зависимости прихожан в группах, работающих по программе «12 шагов», Церковь должна сделать приоритетом развитие своей, в собственном смысле церковной, системы реабилитации, первые успешные опыты которой уже имеются. В разных регионах появились полноценные православные группы поддержки, не практикующие программу «12 шагов». Функционирование при приходах и монастырях групп Анонимных Наркоманов или реабилитационных центров, работающих в рамках Миннесотской модели, не должно стать поводом к приостановке деятельности по становлению собственной системы церковной реабилитации, не должно ее отменить. Да и зачем держаться за чужое, если подрастает свое?

Источник: Пресс-служба Каменской епархии. Автор: епископ Каменский и Камышловский Мефодий (Кондратьев)

Ситуация с наркотиками в Каменске-Уральском остается серьезной

Заседание городской антинаркотической комиссии под председательством главы города Алексея Герасимова состоялось 25 мая 2021 г. Ситуация по-прежнему непростая, констатировали члены комиссии.

Сбыт наркотиков ведется в основном через интернет-магазины с помощью тайников. Об этом рассказал начальник полиции МО МВД России «Каменск-Уральский» Иван Козырчиков. Раскрывать такие преступления непросто, но стражи порядка тем не менее добиваются здесь определенных успехов. В общей сложности в первом квартале года сотрудники полиции выявили 49 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. В суд направлено 19 уголовных дел на 24 лица. Из оборота выведено 680 граммов наркотиков.

В первом квартале 61 человек оштрафован за употребление запрещенных веществ. На сегодня 193 человека состоят на учете в правоохранительных органах за употребление (из них трое – несовершеннолетние).

Зависимых взрослых горожан медики выявляют в том числе в ходе диспансеризации – с помощью анкетирования. Об этом рассказала зав кабинетом медицинской профилактики городской больницы Наталья Коган. Анкетирование позволяет выяснить уровень алкоголизации человека и склонность к употреблению наркотиков – если, конечно, он будет честно отвечать на вопросы. Более достоверные данные обычно предоставляют женщины. По результатам анкетирования ряду граждан рекомендуют обратиться к наркологу или психиатру-наркологу. В среднем за год это 50-60 человек.

Ежегодно проводится социально-психологическое тестирование школьников. Ведущий специалист управления образования Каменска-Уральского Оксана Свечникова объясняет: тестирование добровольное, его проходят ребята 13-18 лет. В этом учебном году участие приняли 5764 учащихся (97,3%). Итог – оценка вероятности вовлечения подростка в зависимое поведение. У 80% какая-либо вероятность не выявлена, у 15% – незначительный уровень, у остальных – явный риск вовлечения. Тестирование конфиденциальное. Конкретный результат ребенка известен только школьному педагогу-психологу. Классы, в которых выявляют детей с риском вовлечения, направляются на медосмотры. По итогам тестирования в школах корректируют планы учебно-воспитательной работы.

«Во всех школах разработан алгоритм действий педагогов, администрации при подозрении на то, что учащийся употребляет наркотики. Информация направляется в комиссию по делам несовершеннолетних, полицию, управление образования», – отмечает Оксана Юрьевна Свечникова.

В Каменске-Уральском в первом квартале года подтверждено 46 случаев отравлений, отметила зам начальника ТО Роспотребнадзора Альягуль Чарипова. Из них 19 – алкоголем, 10 – наркотиками, остальные – бытовой химией, лекарствами и неустановленными веществами. Среди всех отравившихся – 11 детей. Несовершеннолетние чаще травятся лекарствами, но в двух случаях причину не удалось установить (сами дети не рассказали).

Половина всех отравлений первого квартала, 23 случая, окончились летальным исходом. Все умершие – взрослые. В основном от алкоголя и наркотиков.

По мнению Альягуль Чариповой, самым эффективным способом снижения количества отравлений является профилактическая работа с молодежью. Не просто объяснение опасности алкоголя и наркотиков, но и обеспечение их здорового досуга.

Профилактика ведется. Например, в этом учебном году муниципальные учреждения образования провели порядка 1,5 тыс. мероприятий по профилактике наркомании и алкоголизма – классные часы, уроки безопасности, тренинги, беседы и так далее.   

Значительную работу проводят и среди студентов. О ней участникам комиссии поведали директор Центра молодежной политики города Ануш Оганян, зам директора политехнического колледжа Елена Зырянова, а также социальный педагог техникума торговли и сервиса Галина Кулик.

На некоторых вопросах участники комиссии остановились более подробно. Говорили, в частности, о том, как спасти от пагубного влияния граждан, которые только начали употреблять наркотические вещества. Зам председателя комиссии Алексей Ялунин поблагодарил всех участников комиссии за эффективную работу и подчеркнул: профилактику ослаблять нельзя, а особое внимание стоит уделять молодежи в группе риска.

Источник: Пресс-служба администрации Каменск-Уральского городского округа Свердловской области

Терапевтические мероприятия наркозависимым

Просмотр и обсуждение кинофильмов — одно из терапевтических мероприятий в православных центрах помощи наркозависимым.

Во время обсуждения вскрывается разница мировоззрений присутствующих, происходит глубокая межличностная встреча. Для наркозависимых такая форма работы является очень конструктивной, поскольку позволяет им неожиданно увидеть иное понимание реальности, другие решения различных жизненных ситуаций. Подобный разговор воспринимается ими как безопасное общение, происходящее без грубого вторжения в их личную внутреннюю жизнь. По окончании беседы у ребят остается пища для раздумий, поскольку для них становятся очевидными глубокие изъяны тех стереотипов, в которых они привыкли воспринимать окружающий мир.

Как правильно организовать кинообсуждение? Почему его участникам важно не пускаться в рассуждения, а поделиться своим мнением, своим видением и пониманием фильма? Почему в кинообсуждении нет правильных либо неправильных точек зрения? Почему так важно верно отобрать вопросы, на которые будут отвечать воспитанники? Какие фильмы лучше подойдут для обсуждения и что такое закадровое пространство?

Об этом с участниками занятия — специалистами по помощи зависимым — беседует автор методики реабилитации наркозависимых в церковной общине, руководитель Координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по благотворительности епископ Каменский и Камышловский Мефодий. Накануне беседы ведущий и участники занятия посмотрели фильм фильм «Я скоро вернусь» — первый эпизод второго сезона британского научно-фантастического телесериала-антологии «Чёрное зеркало».

Лекция подготовлена в рамках проекта «Союз нерушимый», реализуемого БФ св. прав. Иоанна Кронштадтского при финансовой поддержке Фонда президентских грантов.

Источник: Пресс-служба Каменской епархии